womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

Убийства Бузины и Калашникова предвещают большую войну? (Окара)

В четверг, 16 апреля, в Киеве был убит известный журналист и писатель Олесь Бузина. Накануне неизвестные застрелили экс-регионала Олега Калашникова. Версии произошедшего могут быть самыми разными. Но, вне всяких сомнений, эти убийства повлияют на дестабилизацию обстановки в Украине – возможно, даже станут прелюдией к возобновлению войны на Донбассе, – считает политолог Андрей Окара.

Насколько известно, Калашников в ближайшее время должен был быть допрошен по делу об организации Антимайдана во время Революции 2013–2014 годов. Какие-то тайны Антимайдана, скорее всего, финансовые, Калашников унесет с собою навсегда. Хотя, думаю, никаких особых тайн у Антимайдана не было и нет: то, что значительную часть (иногда больше половины) денег, потраченных cемьей Януковича на антимайданщиков и «титушек», разворовывали на среднем и низшем исполнительных уровнях – не тайна, а обычная практика. Знал ли Калашников нечто такое, что связано с массовыми убийствами в ходе Майдана? Сомневаюсь. Он не был причастен к принятию решений в Партии регионов и семье Януковича. А круг людей, причастных к массовым расстрелам, известен и без Калашникова. «Расстрельный» формат тайн значительно выше – вот, скажем, за тайну расстрела Небесной сотни 20 февраля, тайну гибели людей в Одессе 2 мая, тайну смерти Гонгадзе или тайну убийства Кеннеди, могут убить. Не думаю, что Олег Калашников мог знать что-то такое, за что убивают.

Олесь Бузина был идейным пророссийским «малороссом» — это было его кредо. Русские – это единый народ, состоящий из великороссов, малороссов и белороссов. Он был счастлив считать себя патриотом «малой родины» Малороссии. Его мир – это был мир дореволюционной Российской империи, белого офицерства. Он писал дипломную работу по роману Булгакова «Белая гвардия» на «русском» филфаке Киевского университета и, кажется, знал его наизусть. Он был просто писателем, знаковой и трендовой фигурой, его творческим методом были шокирующие сенсации в области, казалось бы, общеизвестных сюжетов из истории Украины. Олесь гордился тем, что является одним из очень немногих в Украине писателей, которые живут за счет продажи книг. При этом в политике он серьезно не участвовал. Майдан осуждал вовсе не за то, за что его осуждают на российских федеральных телеканалах, а за то, что вместо одних политических мерзавцев придут другие. Кстати, его предки происходили из того же села, что и Остап Вишня (Ахтырский район Сумской области), и Олесь этим гордился. Разговоры, которые уже активно ведутся в российском информационном пространстве о том, его убили из мести некие «бандеровские нацисты» или «правосеки», – для бедных. Максимум, они могли бы его побить, как когда-то его побили за книгу «Вурдалак Тарас Шевченко».

Что касается Олега Калашникова, то Партия регионов давно от него избавилась – он серьезно портил им имидж. Широкая известность к нему пришла после нападения на тележурналистку Ольгу Червакову. В целом, он был маргинальным околополитическим деятелем, который пытался вернуть к себе симпатии «регионалов», соглашаясь заниматься откровенно мерзкими публичными акциями. Его друзья раскручивают версию – мол, это месть ему за то, что хотел 9 мая устроить шествие ветеранов под красными флагами. Уверен, что это бред.

После убийства Бузины появилось много экзотических версий – например, что его вовсе неслучайно его убили во время прямой линии Владимира Путина.Разумеется, следственные органы Украины должны рассматривать любые версии, в том числе и самые экзотические. Лично для меня маркером в информационной раскрутке этой трагедии будет являться тема с убийством журналиста и основателя интернет-издания «Обком» Сергея Сухобока. Ну а политическому руководству Украины стоит задуматься о том, что в ближайшие недели не исключено начало большой войны.

from-ua.com 

P.S.

Как-то несколько лет назад мне позвонила незнакомая девушка и позвала на какой-то круглый стол на социологический факультет МГУ (кто в курсе, понимает, что означает словосочетание «соцфак МГУ»). «Мероприятие проводит Центр консервативных исследований, возглавляемый Александром Гельевичем Дугиным, оно посвящено перспективам реинтеграции евразийского пространства вокруг России, евразийству как основе для построения новых российско-украинских отношений», — тарабанила она в трубку. Я, понимая, что, разумеется, туда не пойду, ради интереса поинтересовался: а кто будет участвовать в сем чудесном действе? Девушка перечислила с десяток фамилий маргинального спектра и в конце добавила: «И еще какая-то Олеся Бузина из Киева». — «Олеся Бузина?», — уточнил я. — «Олеся Бузина, — подтвердила девушка. — Ну я точно не знаю, кто это такая, но вроде бы какая-то украинская писательница».

 

P.P.S.

Среди наших знакомых есть одна интересная дама почтенного возраста. Всю жизнь она занималась историческими и архивными изысканиями — такое впечатление, что она живет не в современной Украине, а в Российской империи — от конца XVIII и до начала XX века.

Разумеется, она не могла равнодушно пройти мимо творчества Олеся Бузины. Однажды мы заговорили о нем — она расплылась в комплиментах — мол, это один из достойнейших и умнейших людей нынешней Украины.

В последний раз я видел Олеся в Киеве, во время Майдана, в декабре 2013 года. Он риторически вопрошал меня: «Андрей, вы должны стать лицом сопротивления “майданутым”! Вы должны заявить, что по Майдану есть две стратегии: первая — разогнать немедленно! Вторая — разогнать вчера!»

В ответ я спросил, можно ли его познакомить с нашей знакомой — его поклонницей, любительницей дворянской культуры и Российской империи?

Он разрешил.

Прошло немного времени. Наша дама позвонила Олесю. За полторы минуты она выплеснула на него весь напор своего восхищения по поводу его личности и творчества, всю мощь своего интереса, а также предложение помочь ему некоторыми уникальными архивными материалами.

В ответ она выслушала в свой адрес столь совершенную, удивительную и многоэтажную конструкцию нецензурных словес, что даже повода обижаться на Олеся у нее не осталось.

 

P.P.P.S.

Олесь Бузина жил в чудесном и замечательном виртуальном мире предреволюционного Киева, придуманном Булгаковым. Его напрягало однообразие, унылость, интеллектуальная ограниченность украинской идентичности, которая конструировалась в общественном сознании в 1990–2000-х годах. Его утомляли Шевченко, Петлюра, Грушевский, Мазепа, Бандера, УПА. Он пытался создать свой, альтернативный, дискурс, альтернативную идентичность, в которой звездами первой величины были Гоголь, Булгаков, Паскевич, Петр I, какие-то всеми давно забытые отважные генералы и полковники царских времен, происходящие из малороссийского дворянства. Но оказалось, что созданный им «неомалороссийский» дискурс столь же однообразен, уныл и ограничен, как и тот, против которого он боролся…

А.О.