womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

УКРОП БЕЗ ПЕРЦА: Почему «днепропетровцы» проиграли в Чернигове? Кто вернет былую славу городу на Днепре?

Всего лишь год назад «днепропетровские» (ядро которых — «группа Приват») выглядели как добрые волшебники и ангелы света, отразившие внешнюю агрессию, защитившие Украину от щупальцев «Русского Мира» и остановившие террористическую армию где-то на подступах к Днепропетровской области (в значительной степени — на свои собственные личные деньги).

Днепропетровск стал символом и эпицентром сопротивления.

Сейчас можно определенно сказать, что именно этот город спас Украину от развала и от кремлевского проекта «Новороссия» — от Харькова и до Одессы.

Казалось, так они будут выглядеть вечно.

Но вот прошел год, и хорошее как-то забылось.

И «днепропетровские» в нынешнем виде и образе всё больше похожи не на себя самих годичной давности, а на тех ветхих «днепропетровских», на которых клейма не где ставить, — с проблемным бекграундом, со скелетами в шкафах, с неровными отношениями с прокуратурой и прессой. И уже как-то забылось, что еще совсем недавно Днепропетровск воспринимался как вторая столица Украины (а то и больше, чем вторая). И что Борис Филатов избран по 27-му мажоритарному округу с рекордным для Украины результатом.

Но потом появился «губернатор» Саакашвили, и эстафету «второй столицы» на месяц перехватила Одесса. Правда, через месяц, особенно после «непоняток» вокруг Маши Гайдар, одесский ореол стал меркнуть.

Партия «УКРОП» вроде бы должна вернуть былую славу и прежний ореол «днепропетровским». Однако ее преследует всё та же бацилла, характерная, впрочем, для всей украинской политики: отсутствие уникального целеполагания, отсутствие представления о собственной сверхзадаче и миссии, непонимание сверхзадачи Украины, отсутствие образа будущего, отсутствие представления — что делать с властью, когда ты ее уже получил, особенно если вокруг — мирное время. В такой ситуации даже искренние посылы души и патриотичные слова превращаются в банальность и выглядят со стороны как удачная маскировка — в борьбе за деньги и власть. Особенно если ты увлекаешь избирателей не образом будущего, а «твердой рукой».

Политолог и востоковед Елена Галкина в московских независимых экспертных кругах известна как человек, больше всех симпатизирующий «днепропетровским».

Тем интереснее ее оценка эволюции днепропетровской элиты: от образа спасителей Отечества — и до 205-го округа в Чернигове и партии «УКРОП».

«С & С»

Днепропетровск

О первых шагах новой политической партии УКРОП много сказано и написано. По большей части, шаги были на удивление неудачны, от истории «бренда» и шеврона до борща с силачами и гречкой в Чернигове.

От полной потери остатков политического капитала днепровскую команду спасла лишь «защита от дурака», всё-таки вмонтированная в этот механизм и включённая недели за две до выборов. «Гречка» была показательно доведена до абсурда, президентский кандидат неожиданно для себя оказался под куполом чужого цирка-шапито и вынужден был реагировать на выходки артистов. В результате «партия власти» вышла из этих выборов в неприятно обнажённом виде.

После черниговских выборов невозможно отрицать, что команда президента пошла на типичные для Партии регионов ухищрения, чтобы продавить своего кандидата. Стиль кампании и методы, которые ею использовались, характерны для устоявшихся «выборных» автократий (админресурс и патрон-клиентские традиции), а не для «молодых демократий» (прямой подкуп). Идеальный народ для Порошенко и его команды – люди на грани нищеты, отчуждённые от политического процесса, которых можно купить за мелкую подачку и надежду на патронаж.

Такой поворот дал Корбану и его соратникам возможность утверждать, что всё так и было запланировано, и репутация кандидата с самого начала сознательно была отдана на заклание с благой целью демонстрации наготы нового короля и его подозрительного сходства со старым.

Но разрыв с победителем в 21% голосов при низкой пенсионно-бюджетной явке – однозначный фальстарт и проигрыш партии УКРОП, минимум тактический. И главная причина не в ошибках политтехнологов, а в отсутствии миссии и идеологии. Куда повезёт такси, если клиент не знает адреса?

Ярче всего это читается на рекламной продукции, призывающей присоединяться не к проекту будущего, а к какой-то «надёжной силе». О какой силе идёт речь? Поскольку программа партии до сих пор не стала достоянием гласности, ответ может быть только один – финансово-промышленная группа, с которой ассоциируются первые лица партии.

Иными словами, сейчас УКРОП развивается как типичная для слаборазвитых стран клиентоориентировання партия с иерархией связей, восходящей в заоблачную высь, которую никто не видит, но все о ней знают. Любые действия такой партии обречены на восприятие обществом сквозь призму представлений о частных экономических интересах того / тех, кто находится на вершине пирамиды.

Рекрутинг в партию идёт по нарочито клиентелистской модели. Хотя организация называется «Украинское объединение патриотов», у лидеров нет, и не может быть «эксклюзивного мандата» на патриотизм, тем более в стране, которая на переднем крае борьбы современного мира со средневековьем.

Сегодня их эксклюзивность – в патроне, который какой-либо политической программы не артикулировал (точнее, высказывал некоторые суждения, и очень интересные, но об этом уже никто не помнит). Поэтому «присоединяться» можно только к патрону, причём не как к носителю идеи и видения будущего, а как к центру олигархической силы.

Днепровская команда в прошлом году совершила неоценимый подвиг не только для Украины, но для постсоветских стран и, пожалуй, мира в целом, сломав кремлёвский проект «большой Новороссии» и остановив расползание «русского мира». Они принимали нетривиальные и быстрые решения, они всегда видели на несколько ходов дальше врага. Днепр превращался не только в крепость, но во вторую столицу Украины, субъект развития страны. Ни одного фальшивого слова, ни одного неверного кода. Команда воспринимались многими как единственная, у кого хватит креативности, стратегического мышления и политической воли сделать Украину не очередной периферией Европы, а независимой страной, способной победить в цивилизационной битве с путинским «русским миром». Где всё это сейчас?

Кампания в Чернигове была окружена таким общественным вниманием не из-за репетиции осенних местных выборов и даже не из-за «борьбы титанов». Судя по социологическим замерам баланса доверия – недоверия общества к институтам власти, никаких иллюзий по поводу президента и его команды уже не осталось.

Та же социология показывает, что революционный энтузиазм закономерно сменяется разочарованием и апатией.

Около трети граждан, которые сейчас не могут определиться, за кого им голосовать, если бы выборы состоялись сейчас, в большинстве своём не «пропутинские». Это сторонники Революции Достоинства и независимой Украины, которые разочарованы политикой президента и правительства, но не готовы поддержать «Оппозиционный блок» и других политиков старой формации.

Выбор между БПП и «Оппозиционным блоком» воспринимается как «оба хуже», трудный выбор меньшего из двух зол – быть колонией Запада или России без перспективы развития в обоих случаях.

Силен запрос на «программную» партию, с внятной идеологией, миссией, идеалом и планом развития страны как самостоятельного игрока на региональном и мировом уровне, а не на очередной предвыборный «политический проект» финансово-промышленной группы.

Люди ждут появления «третьей силы», настоящего выразителя интересов новой Украины, способного взять на себя ответственность за воплощение идеалов Революции Достоинства.

Именно такой была надежда на «партию Коломойского», но пока, увы.

Впрочем, это всё детали, правильный ответ на вопрос «Почему проиграла «партия Коломойского»» предельно краток.

«Партия Коломойского» проиграла, потому что это не партия Коломойского. Такого, каким он был год назад.

Генераторы новых идей – вот кто заставляет крутиться колесо истории. Единицы, за которыми нули сливаются в сотни, тысячи, миллионы. Так всегда было и будет в искусстве, науке, технике, бизнесе, политике – везде. Так устроено человечество.

Если хотите преобразить страну и остаться в учебнике, не ройтесь в нафталине идеологий прошлого века, не доставайте из сундуков секонд-хенд, изношенный поколениями искателей любви народных масс, не тащите маргинальное отрепье из заграничных и местных архивных помоек, каким бы подходящим моменту оно ни казалось.

Ищите новое слово.

Елена Галкина