womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

ЧАЛОГО ПОГУБИЛ СВИТЕР, или Почему «герой русской весны» не вписался в путинские мистические ритуалы и кремлевскую «вертикаль»?

Нет никаких сомнений, что звезда Чалого достигла апогея и пошла вниз в момент подписания эпохального договора о включении Севастополя и Крыма в состав России. Чалый в свитере вызвал бурю эмоций. Кричали женщины «ура» и в воздух чепчики бросали. Сразу же прошел слух, что началась операция «Преемник-2» и ЧАМ уже через несколько лет станет президентом России. В качестве аргумента интернет-эксперты приводили тот самый злосчастный свитер. Мол, если Чалому позволили явиться на протокольное мероприятие в свитере, это не могло произойти без ведома Царя-батюшки, который таким образом выделил «народного мэра» среди прочих придворных. Одним словом, Телевизор дал сигнал.

Но мне представляется, что всё было наоборот.

Именно свитер впервые отбросил тень на светлый лик «героя русской весны». Визит Путина в Севастополь на этой неделе показал, что ему ЛИЧНО неприятен Чалый. Бывшего «героя» не позвали ни на одно мероприятие с участием президента. Как известно Путин всегда пытается игнорировать людей, которые ему неприятны. Так что это явный знак царской немилости.

Все это время Чалый постепенно спускался по ступенькам вниз.

Шаг 1. Явление Чалого народу в свитере. Путин формалист. И свитер на протокольном мероприятии не вписывается в рамки формалистической картины мира российского президента. Это, как минимум, был сигнал об отсутствии взаимопонимания в будущем.

Шаг 2. Слухи об операции «Преемник-2». Авторы версии о преемнике оказали ЧАМу дурную услугу. Разумеется, преемником Владимира Владимировича может быть только тот, кого он назначит лично и не раньше, чем придет время. Представьте себе Наполеона в день триумфа при Аустерлице, когда ему начинают жужжать в уши, что кто-то из его генералов — участников битвы, достоин стать преемником.

Шаг 3. Окончательно добили имидж Чалого российские либералы и националисты. Понятно, что на политическом безрыбье РФ даже провинциальный бородач в свитере, кажется этой разношерстной публике достойным лидером. Уж всяко лучше, чем Леша Бутерброд. «Реклама» Чалого в либеральных и националистических СМИ изначально ставит своей целью утопить его как представителя властной вертикали в надежде, что он примкнет в качестве фронтмена к тому или иному лагерю в крестовом походе за долей акций в «ЗАО РФ».

Шаг 4. Попытка чаловцев организовать «севастопольский майдан» перед визитом Путина явно была воспринята президентом как ЛИЧНОЕ оскорбление. Как попытка испортить ему ЛИЧНО предстоящий праздник общения с Севастополем.

Еще в прошлом году, после летнего крымского вояжа Путина, я писал, что для него это не город, населенный живыми людьми. Это место триумфа. Место, благодаря которому Путин, как он считает, вошел в историю — как самый выдающийся российский государственный деятель. Место сакральное, существующее в ином параллельном пространстве. Севастополь — Шамбала Путина, он — ее Сакральный император. Он приезжает сюда покататься на катере, полетать на вертолете, опуститься под воду на батискафе — соединить горнее и дольнее, вышину и глубину, запад и восток под своей держаной дланью.

И в этот можно сказать судьбоносный исторический момент, когда Царь-батюшка, подобно древним китайским императорам, занимается сакральными ритуалами, благодаря которым стоит Вселенная, ему пытаются сбоку подсунуть какую-то непонятную чАлобитную. И о чем? О том, как Иван Иваныч с Иваном Никифоровичем чего-то там не поделили!

Как на системном политике, на Чалом теперь можно поставить жирный крест. Это явно последняя капля.

Но есть ли перспективы у ЧАМа как у несистемного политика, на что уповают многие как в России, так и в Украине?

Думаю, нет. Он слишком провинциален и одновременно слишком далек от народа. ЧАМ тоже живет в мире мифов. И для него Севастополь — это тоже не город с живыми людьми, а мифологический топос. Только если для Путина Севастополь существует в мифологии сакрально-имперской парадигмы, замкнутой на его личную роль в мировой истории, то ЧАМ — носитель провинциального севастопольского мифа о городе камней и бескозырок.

Тут показателен текст чАлобитной. В ней ни слова о подлых людишках, смердах, то бишь о простых севастопольцах. Ни слова о том, что после Крымняш здесь самая высокая смертность в России, ни слова о развале медицины, о колоссальной безработице, о бешеной инфляции, о стремительном обнищании значительной части населения и прочих прелестях жизни Севастополя в РФ.

Вместо этого: застройка, распределение земельных участков, бюджетные потоки, кадровые вопросы в правительстве — одним словом, всё то, что интересует профессиональную касту севастопольских общественников, привыкших зарабатывать на этих вопросах политический и финансовый капитал под предлогом «заботы» о консервации Севастополя таким, каким он был в эпоху Брежнева. Ведь Севастополь былых времен рисуется ЧАМу и последователям его учения как Эдемский сад, а события 1991–2014 годов — как история человечества с момента изгнания из рая (распад СССР) до конца света (Революция Достоинства). Соответственно, Крымняш в этой парадигме — синоним Второго пришествия и начала Царства Божьего на земле с реками наполненными молоком и медом, где доживший до 100 лет считается умершим во младенчестве.

За утопию возвращения Севастополя в «Земной рай» (на языке секты Чалого: «домой», «в лоно матушки-России»), где и воздух был чище, и женщины моложе, а с бескозырками, камнями и оборонным госзаказом все было в порядке, ЧАМ готов сражаться как Дон-Кихот — до конца. Но сами людишки с их проблемами ему совершенно неинтересны. А он всё меньше становится интересен аборигенам. Они в большинстве своем заняты банальным выживанием в провинциальном городке на непризнанной территории, который постепенно стареет и деградирует — под звуки державных фанфар и триумфов.

Так что думаю самый вероятный исход политической карьеры ЧАМа уже в ближайшем будущем — Швейцария. Где он будет раздавать совершенно искренние интервью иностранным журналистам о том, что хотел только хорошего…

Андрей Васильев, журналист, Севастополь