womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЙ МИР КАК КОНТРКУЛЬТУРА. Почему в XXI веке важна не собственность, а информация о собственности, деньгах и людях

«Нас погубят — политика без принципов,
удовольствия без совести,
богатство без работы,
знание без характера,
бизнес без морали,
наука без человечности
и молитва без жертвы»
Махатма Ганди

Договоримся о смысле понятий.

Культура – это координация между спонтанными порядками Мира и навязанными порядками модели Мира. Спонтанные порядки возникают по логике Мира, навязанные – по логике модели Мира, созданной человеком.

Когда удается спонтанные порядки и навязанные порядки объединить в симфонии, то мы называем это креативом.

Если навязанные порядки модели Мира вступают в конфликт с логикой Мира, его спонтанными порядками, то такую координацию следует назвать контркультурой.

Логику Мира будем понимать, как замысел относительно Мира и человека в том числе.

Под логикой навязанных порядков будем понимать замысел самого человека.

Рассмотрим жизнь, как совокупность спонтанных порядков (СП). СП определим, как устойчивые во времени образования, вытекающие из логики системы.

Атомы, объединившись в молекулу, образуют СП. Логикой такого процесса есть замысел относительно Мира, который модельно мы определяем, как законы, которыми пользуются химики. Молекулы, в свою очередь, могут при определенных условиях, которые будут определять новую логику, образовывать сложные соединения. Такими соединениями могут оказаться клетки, ткани и, наконец, организмы.

Все живое в окружающем Мире, в таких предположениях, может считаться сложной совокупностью СП. Это касается и человека.

Люди, в свою очередь, объединяются в сообщества. В этих сообществах возникают спонтанные порядки другого рода: звуки, слова, речь, музыка, молитва и тому подобное.

Собственно, весь окружающий нас Мир – это совокупность СП.

Спонтанные порядки существуют и в общественных отношениях.

В секторе рынка – это денежные системы, меры веса, длины. Такими же СП можно считать стихийные рынки, базары, магазины. Цеха, пекарни, промышленные объекты, монополии, корпорации – тоже суть спонтанные порядки. Логика, по которой возникают СП рынка, – это минимизация транзакционных издержек. В самом общем толковании транзакционные издержки – это затраты, которые следует осуществить для того, чтобы операция обмена состоялась. В них включают затраты на поиск цены, товара, продавца, покупателя. Следует учитывать также затраты на ведение переговоров. Для заключения контрактов тоже нужно будет осуществить расходы. Защита прав собственности, возможное принуждение, постоянный мониторинг также составят транзакционные издержки. Этот перечень дает возможность понять самосогласованный характер возникновения монополий как спонтанных порядков. У монополии все указанные расходы сводятся к минимуму.

Это логика, которая определяет вектор формирования СП в секторе рынка.

В секторе общества спонтанные порядки самые разнообразные. Это семья, род, народ. Исторически именно в недрах общества возникли такие СП, как школа, больница, театр, церковь, секта. Разнообразные кружки, клубы, родительские комитеты и т.д. являются результатами солидарных действий инициативных групп, которые объединяет общая цель, интерес, представление об успехе. Логикой, которая формирует СП общества, является вектор роста доверия. Только те инициативы приобретают устойчивость во времени и не распадаются, которые возникли в пространстве доверия.

Ярким примером того, как возникают такие СП, есть классическая история, связанная с вопросом «Кто строит маяки?» Рональд Коуз, исследовавший этот вопрос, показал, что таким строительством занимались судовладельцы, страховые компании, ассоциации лоцманов, капитанов, местных общин – СП общества, объединенные общим интересом и доверием, но не государство.

Спонтанные порядки государства – это его институты, которые возникли по необходимости легализовать собственность, защитить ее и сообщество от внешней агрессии. Впоследствии эти функции государство как инструмент принуждения начала расширять. Это деформировало смысл самих институтов – они стали навязанными, а не спонтанными порядками. То есть, они вышли за пределы логики, с которой возникли. Навязанные порядки, в отличие от СП, всегда затратны. Это побуждает государство к экспансии в сектора рынка и общества. Так возникает регуляция рынка и «организация» общественной жизни, что со временем начинает толковаться как задача институтов государства. Хотя это является прямым извращением философии возникновения самих государственных институтов.

История исчезла сразу же, как только появилось государство.

Главное назначение Истории, ее онтология, – это переосмысление прошлого в знания.

Государство же, по отношению к прошлому, видит свое предназначение в переосмыслении прошлого в полезный для него опыт, который всегда будет определен конъюнктурой государственной целесообразности. Так История из факта прошлого превращается в доктрину момента настоящего.

Поэтому истинная История находит убежище в мифах, а писаная государством история превращается в пропагандистские хроники.

Миф – это специально сконструированная история, которая переосмысливается в знания.

Сказка – это специально придумана история, которая переосмысливается в опыт.

Мифы и сказки – это спонтанные порядки, в которых обитает настоящая История, в отличие от истории писанной – навязанных порядков возникших из логики государственной целесообразности.

Когда замысел человека, созданные им навязанные порядки вписываются в логику замысла относительно человека, мы получаем гармонию и называем это креативом (акведуки, маяки, мосты и т.д.). Например, дикие сорта растений (спонтанные порядки) находят свое уникальное развитие в работах селекционеров (навязанные порядки). Но следует помнить, что новые гибриды нуждаются в постоянном внимательном обновлении, иначе они вырождаются. Так и любые навязанные порядки для обеспечения своей устойчивости требуют постоянных издержек.

Расцвет капитализма и был тем периодом, когда спонтанные и навязанные порядки выступали в симфонии. В случаях нарушения ее, конфликт проявлялся в виде кризисов, войн, периодов стагнации.

Нынешняя эпоха постиндустриального развития характеризуется разрывом между спонтанными порядками замысла относительно человека и замыслом (моделями) самого человека.

Основой возникновения такой конфигурации следует считать навязанный спрос. Он возник из недр капитализма как игнорирование логики спонтанных порядков общества. Эта логика включала в себя в качестве существенного формирующего фактора меру бытия и моральный закон как ее основу.

Как только при определении цели предпринимательской деятельности этими фундаментальными обстоятельствами стали пренебрегать в угоду экономической формуле, были созданы предпосылки образования общества принудительного обмена. В поле неформальных норм и правил это сделало допустимым формирование принудительного успеха как меры бытия. Спрос на рынке товаров и услуг стал навязанным. Социальный заказ в пространстве общественных отношений превратился в объект манипуляций. А государственные функции — в обслуживание фикции.

Если в индустриальную эпоху целью социализации человека все равно оставалось формирование комплекса фиксированных действий, позволявших человеку координировать себя в пространстве спонтанных порядков Мира и общества, то в условиях постиндустриальной эпохи социализация человека превратилась в его встраивание в модель мира и общества.

Разница становится фундаментальной: вместо «быть счастливым» человеку навязывают представление о том, как «сделать себя счастливым», убедить себя в том, что ты счастлив. В такой конфигурации неизбежно возникают конфликты между замыслом относительно человека и замыслом самого человека. В первом случае он действует по логике, из которой возникают спонтанные порядки Мира, они устойчивы по своей природе. Во втором — он сам создает логику навязанных порядков, которые всегда являются затратными и подвержены распаду. Фактически жизнь человека перемещается из естественного Мира в мир моделей.

Если в индустриальном обществе капитал был обеспечен собственностью, возникавшей из логики спонтанных порядков Мира, то в постиндустриальном обществе капитал становится продуктом логики навязанных порядков и при этом может вступать в конфликт с природой Мира. Это и есть суть контркультуры.

Не человек в окружающем Мире, а модель Мира, приносящая прибыль, становится онтологией постиндустриального общества. Не исключен вариант, когда такая модель сможет благополучно обойтись без человека. А к такой версии и стремится развитие противоречий, потому что, «убрав» человека, постиндустриальному миру удастся избежать конфликта с замыслом относительно человека.

Если мы посмотрим в небо, то тучи на нем – это спонтанные порядки водяного пара. Они могут пролиться благодатным дождем и превратиться в следующие спонтанные порядки: зерно, овощи, фрукты. Специальная институционная процедура в дальнейшем может превратить их в капитал.

Водяной пар может присутствовать и в котле. Но, это уже навязанный порядок. В специальных условиях этот пар может произвести механическую работу за счет энергии сгорания угля. Но для этого в логике этой системы должна присутствовать инженерная мысль и физический труд. Механическая работа также может быть превращена в капитал. Это иллюстрация основ капитализма и индустриального общества.

В постиндустриальном обществе капиталы создаются тоже специальными условиями, но логику в них формирует не инженерная мысль и труд, а специально сформированная информация – манипуляция. То есть, специально создается не собственность, а специально формируется потребитель и сообщение для него. Из этой логики образуются навязанные информационные порядки, которые генерируют капиталы, отличные от классического их понимания как легализованной реальной собственности.

При капитализме (индустриальном обществе) главным содержанием была информация о легализации собственности в капитал. Сутью экономики было движение людей и капиталов. Привязка собственность-капитал была реальной: продавался капитал, обеспеченный собственностью.

В постиндустриальном обществе главным содержанием становится информация о капиталах, не важно, какой природы, потому что они обеспечиваются не собственностью, а сообщением (информацией). Сутью экономики становится движение информации о людях и капитале. Привязка собственность-капитал становится не реальной, а информационной: продаются не капиталы, обеспеченные собственностью, а информация о капиталах. В этом и суть информационной модели Мира. Образно говоря: «двигаются» не деньги, а информация о деньгах.

Наличные деньги – это спонтанные порядки, они проходят через легитимизацию общества, которое их признает и доверяет им.

Электронные деньги – это навязанные порядки, которые являются не деньгами, а информацией о деньгах. Признать такие порядки и доверять им можно только в специально созданной информационной матрице. Это фантастически уменьшает транзакционные издержки, что обеспечивает невероятный экономический рост, но в только строгих рамках навязанной логики.

Все это напоминает «современную» фотографию. Как угодно делается кадр, который фиксирует факт (капитал). Далее этот кадр пропускается через фотошоп, и факт приобретает акценты, которые нужны автору (интерпретация капитала). При этом возможны ситуации, когда в кадре появляются акценты, отсутствующие в первичном факте (навязанные порядки). Главное в этой процедуре состоит в том, чтобы полученный результат (интерпретация) имел признаки факта (капитала).

В этом и состоит суть постиндустриального информационного общества: в нем создаются и перемещаются не капиталы (спонтанные порядки), а их интерпретации (навязанные порядки).

Но наличие фейковых капиталов (обеспеченных только информацией, а не реальной собственностью) делает этот рост таким же – фиктивным. Профит от уменьшения транзакционных издержек начинает поглощаться необходимыми для поддержания существования модели паразитными информационными затратами и затратами на решение проблем возникающих реальных кризисов. Это напоминает «информационную пирамиду». Понятна и судьба этой «информационной пирамиды». Она будет требовать все новых и новых «информационных капиталов»: необеспеченных деривативов, неадекватных авторских прав, экзотических букмекерских ставок, «креативных» произведений искусства, миллиардных лайфхаков, различных стартапов и прочих «мировых звезд» – суть навязанных ценностей, главным содержанием которых будет не созданная реальная собственность, а информационное сопровождение, воплощенное в котировках бирж. Это очевидно, так как целью информационной пропаганды является уже не манипуляция, а «подпитка» созданных манипуляцией ожиданий. Судьба всех финансовых, а не реальных пирамид хорошо известна. Такой будет и судьба «информационной пирамиды».

Да, из-за нашего способа отражения действительности, всё есть модель. Но модель модели – рознь. Есть логика Мира, из которой формируются спонтанные порядки, образующие в дальнейшем модель эволюции и солидарных действий. Но есть и логика человека, из которой формируются навязанные порядки, образующие в дальнейшем модель подчинения и принудительного обмена с навязанным представлением об успехе.

Как сформированная инфраструктура водопровода, канализации и электроснабжения начинает определять, что и где построить, так и модели (навязанные порядки) определяют, что и как делать человеку. Человек уходит от рек и идет к водопроводам (поэтому спокойно засоряет реки), он уходит от лесов и полей и идет в магазины (поэтому спокойно вырубает леса и истощает поля).

Эволюция «отобрала» те сообщества людей, у членов которых было хорошо развито чувство эмпатии. Это так, потому что эмпатия служит основой для формирования солидарных действий внутри сообществ. Солидарные действия обеспечили им выживание в процессе эволюции. Другие сообщества просто не прошли через сепаратор эволюции.

Современные модели жизни, которые культивирует общество потребления, ориентированы на притупление чувства эмпатии. Солидарные действия в нем уже не спонтанные, а навязанные логикой такого общества. Лидерство и индивидуальное утверждение без позитивных мотиваций лежат в основе представлений об успехе человека в таких моделях.

То есть, вектор «развития» моделей общества потребления (замысел человека) вступает в конфликт с сепаратором эволюционного отбора (замысел относительно человека). Если обратиться к определению, сформулированному в начале, то такая координация и есть контркультура.

Результат подобного конфликта не вызывает сомнений. Он красноречиво описан на развалинах цивилизаций прошлого.

Но во всей этой неприглядной картине можно рассмотреть и положительную перспективу. Когда «информационные пирамиды» начнут рушиться через кризисы, экономические и гибридные войны и т.д., бизнес наконец-то увидит, что наиболее рентабельным на длительных горизонтах является добросовестный капитализм, а не всевозможные «информационные» его извращения. Он начнет не навязывать, а через распознанные спонтанные порядки наполнять доверием матрицы своих моделей.

PostScriptum.

На примере системы маятников наглядно видно, как возникают спонтанные порядки. Логикой их формирования служит замысел относительно Мира, который человек, в рамках своей модели, определил как Закон всемирного тяготения, и правило, по которому система стремиться обрести минимальное значение энергии: в нашем случае кинетической + потенциальной.

Валентин Ткач, Черновцы, специально для «Слов & Смыслов»