womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

Уволенный профессор Владимир Казарин: «Теперь система образования в Крыму похожа на казарму»

Дарина Шевченко, «Йод»

Профессор крымского университета — о своём увольнении из-за критики системы высшего образования полуострова и об изменениях после присоединения к России

Заведующего кафедрой русской и зарубежной литературы Таврической академии Крымского федерального университета им. Вернадского (КФУ), профессора Владимира Казарина уволили после того, как на конференции в Праге он сказал, что присоединение полуострова «абсолютно опустошило образовательное поле Крыма». Об этом профессор рассказал «Йоду». После выступления Казарина в Праге в крымских СМИ директор Таврической Академии КФУ Игорь Воронин заявил, что «по крайней мере, странно слышать подобные заявления от человека, который много лет позиционировал себя русским человеком, слыл „пушкинистом“ и „сеял разумное, доброе, вечное“ в умах крымской молодежи, преподавая именно русскую литературу». Председатель комитета по образованию, науке, молодежной политике и спорту Государственного совета РК Владимир Бобков вовсе призвал не продлевать с Казариным контракт о работе. «Йод» узнал у профессора, какие изменения происходят в сфере высшего образования в Крыму.

— Вас действительно уволили из-за критики высшего образования в Крыму? Другие сотрудники КФУ сказали, что ваше увольнение им объяснили тем, что вы неправильно заполнили документы для участия в выборах преподавателей вуза, которые проводятся каждые пять лет.

— Мне сказали, что я не прошел выборы преподавателей и в конце октября буду уволен. Но я не сильно на эту тему переживаю. Я больше тридцати лет работал совсем не в том университете, которым сегодня мой вуз стал. Интересно, что о неблагополучии высшего образования в Крыму я говорил публично и регулярно больше года, но обратили внимание на мои слова только после того, как я выступил на конференции в Праге. Мы вернулись в советские времена, когда, с одной стороны, Запад критиковали и отвергали, а с другой, за тем, что там происходит, пристально следили.

Казарин

— С вами не пытались до увольнения провести «разъяснительную работу»?

— Нет, видимо, понимали, что это бесполезно. Двух моих коллег, которые в социальных сетях обменялись острыми репликами по украинскому вопросу, вызывали к проректору и посоветовали вести себя более сдержанно.

— Какой была система образования в Крыму до того, как его присоединили к России?

— В Крыму, как и во всей Украине, сохранилась в основе советская система высшего образования. Она даже в большей степени походила на советскую, чем российская. В то же время в украинском образовании была такая чрезмерная в духе махновского гуляйполя свобода. Можно было легко создавать и учреждать вузы, иногда на особых условиях. В Крыму, например, было 93 вуза, а в Севастополе больше 33. Среди них известные и очень сильные университеты, например, наш прославленный медицинский университет и крымский агротехнологический университет. В Крыму работали филиалы большого количества украинских вузов, отделения всех ведущих российских высших школ, многих европейских университетов. Создавались, конечно, и всякие шарашкины конторы, где можно было не учиться, но получить диплом. С одной стороны, эта свобода не позволяла контролировать рынок образовательных услуг, с другой, побуждала к соревновательности. В результате, некоторые маленькие вузы из-за сильных коллективов заслужили себе очень хорошую репутацию и могли конкурировать с большими университетами.

— Что изменилось после того, как Крым вошел в состав России?

— Теперь система образования в Крыму больше похожа на большую казарму. Количество вузов очень сильно сократили. В Крыму остался Крымский федеральный университет, инженерно-педагогический университет, который создали крымские татары, и университет культуры, искусств и туризма.

— Что произошло, например, с медуниверситетом?

— Теперь он называется медицинской академией имени С.И. Георгиевского. Ее слили с аграрнотехнологической академией, строительным университетом, экономическим вузом и несколькими научными центрами. Все вместе это теперь называется Крымским федеральным университетом им. Вернадского.

— Процесс реорганизации вузов идет по всей России. Почему это плохо?

— Вузы были против такого слияния. Особенно медуниверситет имени С.И. Георгиевского, который всегда готовил очень профессиональные кадры. Преподавателей из вузов в процессе этой реорганизации уволили. Сотрудники медуниверситета выходили на митинги, бастовали. Безрезультатно. В итоге создали конгломерат. Между некоторыми факультетами вуза расстояние — 110 километров. То есть преподавателям приходится два часа от одного занятия на другое добираться. У нас пять-шесть лет уйдет на внутреннюю перестройку системы образования. В Крыму сейчас очень много разных проблем, которые нужно срочно решать, и нет времени на такие масштабные и бессмысленные изменения. Система образования Крыма стала очень бюрократичной, у каждого вуза, который слили с КФУ, свой ректор и проректоры, а над ними общий ректор с проректорами. У нас административная часть превратилась в чудовищно разросшийся организм, через который нельзя пробиться. Он живет своей собственной жизнью и мы, преподаватели, ему не нужны. Зарабатывают доценты и профессора примерно в два раза меньше, чем младшие административные работники с незаконченным высшим образованием. У многих проректоров КФУ нет ни то что докторской или кандидатской научной степени, даже опыта работы в вузе нет.

— Как эти изменения отражаются на студентах?

— Студенты-иностранцы, которых раньше было много в медуниверситете, покинули его. Первый отток студентов и преподавателей произошел сразу после присоединения Крыма, часть уехала на Украину. В Киевский университет первое время переводили без экзаменов. Другие перевелись в российские вузы. Некоторые — в зарубежные.

Сейчас в Крыму нет ни одной программы международного обмена, мы же в полной изоляции. До присоединения Крыма на наш факультет приезжали преподаватели из афинского университета. На турецком факультете преподавали носители языка, с американскими и европейскими вузами были тесные отношения. Сейчас это все ликвидировано. Недавно нашего очень серьезного специалиста пригласили в Польшу читать спецкурс, а потом организаторы отменили приглашение, потому что Крым теперь часть России. Для высшего образования такая ситуация полный тупик — вузы не могут развиваться без постоянного обмена с университетами других стран.

— Вам объяснили, почему вас увольняют?

— Руководство поступило очень осторожно, они прислали преподавателя, и он сказал, что ученый совет меня, скорее всего, не выберет. Я ему ответил, что тоже не желаю работать в этом вузе. Мне не хочется мириться с разными странными требованиями. Например, недавно нам было сказано высокопоставленным чиновником, что преподаватели должны в восемь утра приходить на работу, а в шесть уходить. Даже если в этот день нет занятий. Преподаватели в шутку ответили — у нас столько стульев нет на кафедре. Чиновники предложили поставить стулья в коридоре.

— Где дальше планируете работать?

— В одном из украинских вузов.

— Почему вы не уехали в Украину сразу после присоединения Крыма?

— У меня не было возможности, надо было закончить дела. Теперь планирую это сделать.


Свое мнение об изменениях в крымской системе образования высказал доцент философского факультета КФУ Дмитрий Омельчук.

ДМИТРИЙ ОМЕЛЬЧУК, доцент философского факультета КФУ:

«После того, как Крым стал частью России, в системе образования произошли перемены как положительного, так и отрицательного характера. К первым относится увеличение бюджетных мест, нам раньше этого не хватало. Но не увеличивается количество мест в общежитиях. Из плохого — резко усилилась нагрузка на преподавателей, а оплата труда нет. Слияние вузов — тоже минус: появился огромный бюрократический аппарат, а управление вузом лучше не стало. Хуже всего, что многие из новых управленцев раньше к системе образования не имели никакого отношения».

Руководители Крымского федерального университета им. Вернадского свои комментарии оперативно не предоставили.

Вопросы задавала Дарина Шевченко, «Йод»