womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

Форум Свободной России в Вильнюсе: Как зажечь других, если ты сам потух?

На прошедшей неделе в Вильнюсе (Литва) прошел форум «несистемной российской оппозиции» — всех тех, кого нынче принято называть «национал-предателями». 

Собрались хорошие, умные люди. Говорят разумные вещи. Но в этой ситуации эти разумные вещи выглядят бессмысленной болтовней. Такое определение российским оппозиционерам дал в курилке первого вильнюсского «Форума свободной России» один из гостей слета.

На форум в литовской столице съехались, по оценке организаторов, не менее 200 человек из 24 стран: российские политические беженцы, а также оппозиционеры и правозащитники, живущие в России.

Организаторы и многие участники форума верят, что это полезная затея.

«Есть большая потребность у людей взаимодействовать. Это была основная идея форума — просто собраться, поговорить, понять настроения. Потому что очень много людей сейчас оказались разбросаны по миру», — сказал Би-би-си один из организаторов Гарри Каспаров. Он полагает, что «Форум свободной России» может стать постоянно действующей «точкой координации» российских политэмигрантов и оппозиционеров.

Один из самых известных российских политбеженцев, депутат Госдумы Илья Пономарев, считает, что такой форум был очень нужен оказавшимся в разных странах российским эмигрантам, потому что до сих пор они почти не общались.

Форум российской оппозиции в Вильнюсе

«В этом смысле то, что произошло здесь — это прорыв. Мы видим, что аншлаг, огромный интерес, приехало очень много людей», — сказал Пономарев корреспонденту Би-би-си на форуме в Вильнюсе.

«В разных странах мира, в особенности в Европе, собралось довольно большое количество российских эмигрантов, и мы считаем, что необходимо их консолидировать — в идеале создать некую общую структуру и попытаться организовать совместную работу», — объяснил Би-би-си цели форума еще один политэмигрант из России, Даниил Константинов.

Эту задачу Константинов, при всех постоянных разногласиях между политэмигрантами, считает «в какой-то мере выполнимой».

Форум российской оппозиции в Вильнюсе

На тактическом уровне оппозиционеры в принципе знают, какую совместную работу им нужно организовать и что хорошо бы координировать (хотя до последнего времени это российской оппозиции не очень удавалось). Это правозащита, помощь политзаключенным, организация давления на европейских политиков и тому подобные вещи.

Сложнее со стратегией. Никто на вильнюсском форуме и не собирался ее согласовывать или даже всерьез предлагать какую-то единую программу, но выступления участников тематических сессий подтвердили давно известное: у этой оппозиции нет ни программы «свержения режима», ни даже надежды, что его можно свергнуть. Они ждут, что он как-нибудь падет сам под грузом собственных ошибок и проблем.

«Все эти авантюры — украинская, сирийская, турецкая, которая на горизонте — они двигают нас к краху режима быстрее, чем эти вот наши посиделки», — размышлял на сессии «Россия после Путина» бывший член российского правительства реформаторов, а теперь житель Германии Альфред Кох.

На этой сессии участники обсуждали, что делать с Россией уже после того, как «режим Путина» как-нибудь возьмет и падет.

Евгений Чичваркин

Самое четкое и подробное представление обнаружил лохматый, с большой серьгой и в майке с портретом Надежды Савченко предприниматель, житель Лондона Евгений Чичваркин. Судебная реформа, резкое упрощение налоговой системы, открытие границ вплоть до одностороннего безвизового режима, «железобетонное» закрепление права собственности.

«Есть чиновники, которые утащили миллиарды. Эти миллиарды, наверное, надо забрать. Но нужно жестко ограничить, чтобы это не привело к большому перераспределению, нужно очень-очень ограничиться, ну вот ближайшим путинским другом… кругом.., — рассуждал Чичваркин. — А мне кажется, что надо всем людям, которые утащили деньги, но не совершали преступлений против личности, дать возможность заплатить свою десятину, легализоваться, чтобы это было их навсегда. Если они эффективные — они приумножат, если они неэффективное ворье, то они все прос… эээ… про… профигачат все равно».

Бывший экономический советник российского президента Андрей Илларионов тоже изложил подробную программу строительства «России после Путина», состоящую из «трех принципиальных вещей» с несколькими подпунктами каждая.

По мере изложения выяснялось, что многие из илларионовских подпунктов — вроде «ликвидации машины террора» или «обеспечении свободы СМИ» — звучат куда более общо, чем скороговоркой перечисленные Чичваркиным отмена виз или система из пяти видов налогов.

Альфред Кох в порядке интеллектуальной провокации рассуждал, что «нация больна шизофренией», и что России неплохо бы пройти тот путь лечения, что прошли послевоенные Германия и Япония, но добровольно.

«Надо какую-то самооккупацию осуществить. Взять и признать, что каких-то вещей мы делать не умеем. Не избирательная система получается, а автомат Калашникова», — сказал Кох и далее пофантазировал, что функции Центризбиркома можно было бы на время передать ПАСЕ, функции Верховного суда России — суду в Гааге, и так далее.

Илья Пономарев возражал, что все эти программы непонятны простым россиянам, и что оппозиция должна предложить им «мечту» о личном благополучии и доступных медицине и образовании.

«Ну не продается это! — отмел Пономарев рассуждения Илларионова о правах и свободах. — О другом надо прежде всего говорить: каким образом будет жить человек и зачем это надо. Путин нас всегда обыгрывает, потому что он говорит, как будет жить конкретный человек. Врет при этом, но каждая бабушка слышит от него то, что хочет услышать».

Следующая сессия второго дня вильнюсского форума называлась «Российское общество: есть ли шансы на выздоровление». «Нет», — решительно ответили ораторы.

«Пропаганда режима настолько сильна, и стала просто ключевой в жизни нашей страны. Есть ли шансы на выздоровление? Нет шансов на выздоровление в нынешней ситуации!» — сказал Алексей Суханов.

Суханов — бывший ведущий телеканала РЕН ТВ, уехавший в Киев, а затем в Германию после того, как ему, по его словам, запретили в эфире «до какой-то степени называть вещи своими именами», например, аннексию Крыма — аннексией.

Божена Рынска, Андрей Сидельников, Евгения Чирикова

«Я считаю, что шансов на выздоровление нет, и дело тут не только в Путине, но и в народе», — поддержала светский обозреватель и блогер Божена Рынска и рассказала историю, как она со своим шофером была в элитарном закрытом поселке, где стоят охраняемые ФСО умопомрачительные виллы и замки приближенных Путина.

«Да, вот за что я Владимира Владимировича уважаю. Всем друзьям помог! Всех вытащил!», — так, по словам Рынской, шофер отреагировал на увиденное.

«При нашей жизни ситуация неизменима, но мы обязаны продолжать борьбу, потому что иначе и через несколько поколений ничего не произойдет», — Андрей Сидельников, живущий в Лондоне политэмигрант, констатировал, что и среди русских эмигрантов огромное количество формирует представления о жизни на основе информации из передач российского телевидения.

«Неизлечимых народов нет, все излечимы. Различаются они ценой, способом и временем. В 45-м — сколько говорилось в самой Германии и вокруг Германии, что немцы неизлечимы […] Это вылечивается. Да, это непросто, нам потребуются определенные усилия для этого, но российская нация будет свободной«, — выступил с репликой из зала Андрей Илларионов.

«Надо понять, как восстановить в голове российского среднежителя связку между «сделал» и «получил». Сейчас он не видит связки между «выбрал Путина» и «получил ипотеку по 19%», — задумалась Божена Рынска.

«Я считаю, что российский народ не болен, это он просто такой», — попытался примирить панелистов с реальностью ведущий дискуссии Артемий Троицкий.

В перерывах между последними сессиями — о «выздоровлении», о российском аспекте международной политики и об участии оппозиции в думских выборах 2016 года — участники «Форума свободной России» уже обсуждали, разбившись на кучки, детали своих выступлений и итоги слета в целом.

Многим понравилось. Все-таки люди собрались, познакомились, поговорили. Погуляли по Вильнюсу.

Но отдельных гостей оппозиционеры с многолетним стажем расстроили. Например, одного гостя — россиянина, либерала, оппозиционера, при этом человека предприимчивого и успешного в других областях, а не только оппозиционной деятельности.

«Эти люди живут в том формате, к которому они уже привыкли. Они осознали, что оказались на обочине политического процесса. Они большей частью находятся в эмиграции, их это, может быть, в каком-то смысле устраивает, — сказал этот гость Би-би-си, попросив не называть его имя. — Они действительно хотят блага стране, они очевидно хотят зажигать других, но ты не можешь зажечь других, когда ты сам уже потух».

См. также: Не допустить фальшивой «перезагрузки» режима! (обращение к участникам «Форума Свободной России» в Вильнюсе)