womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

Дзен, Бог и Гаджеты

Однажды самым обычным воскресным утром я долго тянулась за большим грузовиком по загруженной автомобильной трассе. Обычная фура, ехала с разрешенной скоростью, без рывков и опасных обгонов. Целая вереница различных транспортных средств на встречной исключала возможность обгона на ближайшие пятнадцать минут. Воскресная тянучка дала мне время рассмотреть на первый взгляд ничем не примечательный грузовик – сзади на белом прицепе была одна лишь крупная надпись синими буквами: “God is good”.

Почему-то первое, что пришло мне в голову, – это сфотографировать данное послание, и пока я в плотном движении пыталась сделать удачный снимок, у меня в голове возник вопрос: что именно сейчас уберегает меня от того, чтобы не вильнуть рулем, не вписаться в поворот или не врезаться во встречный автомобиль? Возможно, это главный герой надписи на грузовике впереди меня, или может со временем выработанная у меня сверхспособность одновременно фотографировать на ходу и смотреть сквозь телефон, контролируя ситуацию на дороге?

Эта мысль вертелась у меня в голове следующие два населенных пункта. Внезапно я вспомнила, как на прошлой неделе в связи с ситуацией в стране и появлением на ее территории новой границы поезд, который обычно едет всего какие-то сутки с небольшим, преподнес его пассажирам дополнительных пять часов комфортабельного времяпрепровождения. В первый день нашего захватывающего путешествия приятная и неразговорчивая (что делало ее еще более привлекательной) женщина была к моему удивлению единственной попутчицей в казалось бы переполненном поезде № 86.

После насыщенного дня, когда уже совсем стемнело и как только моя щека коснулась пуховой подушки, укрытой махровым полотенцем – с надеждой спастись от аллергии – дверь купе тихонько приоткрылась. В наше временное пристанище тихонько зашел мужчина лет тридцати, опрятно одет, в меру упитан, молчалив. Без лишних движений и шума он расстелил постель и тихонько пошел в соседнее купе присоединиться к группе своих знакомых. Шаблонное мышление дало о себе знать и как будто сделало перегородку между нами прозрачной – в их планах пиво и не самая качественная закуска, ничего необычного. На следующий день я корила себя за то, что так плохо думаю о людях: утром в купе отсутствовал запах перегара, а засыпать вчера мне пришлось не под пьяные громкие разговоры и нецензурщину, а под спокойную беседу – не под монолог или горячие споры, а именно под диалог или даже дискуссию.

Когда приятные утренние процедуры были позади я продолжила читать свою оранжевую книжицу про дзен. Ни в коем случае не претендуя на глубокие познания или хотя-бы поверхностное понимание предмета, я всего лишь хотела чуточку приблизиться к восточному восприятию мира. На мгновение отвлекшись от страниц, чтобы еще раз прокрутить в голове только что прочитанный коан, я обратила внимание, что наш с приятной женщиной спутник читает. Пассажир на нижней полке читал не журналы из дешёвой бумаги и кроссвордами внутри (как у приятной женщины), а внушительного размера книгу – название которой с верхней полки мне рассмотреть не удалось.

Первое, что я подумала: какое счастье! Взрослый мальчик, без огромного пуза, в поезде не пьет, ароматами вкусной и здоровой пищи наш незначительный запас общего воздуха не обогащает, еще и книжка вон какая толстая; уже почти до середины дошел – это успех! Потом мне пришло в голову, что возможно я всё-таки была не такой уж плохой девочкой в последнее время, раз мне карма в тридцатичасовой вояж послала более чем адекватных попутчиков.

После короткой прогулки по уже такому родному вагону мое купе опять опустело. Осталась только я, приятная женщина и толстая книга в черном твердом переплете, на котором уже отчасти затертыми золотистыми буквами было написано: “Библия”. Пазл сложился. Всё понятно. Теперь мне стало предельно ясно, почему нету пива, острых словечек и остального набора типичного попутчика с юга страны. Хотя кого я буду обманывать – типичного попутчика откуда угодно и куда угодно! Не буду скрывать: в этот момент я довольно отчетливо ощутила легкий осадок, выпадающий на мое представление о Вселенной, которое еще до недавних пор было очень похоже на белоснежного сверкающего единорога во лбу, у которого горит розовый алмаз грушевидной формы – точно как у черепа Хёрста.

Так как любые мысли, в которых мы осуждаем или вешаем ярлыки, изначально бессмысленны и неконструктивны, я, стряхнув осадок, решила придерживаться мнения, что мне посчастливилось провести поездку практически без внешних раздражителей. Обуздав, наконец, свое оценочное суждение, я не могла понять, что именно не дает мне спокойно продолжить чтение – то ли кондиционер плохо работает, то ли мой попутчик благословляет всех в конце нередких телефонных разговоров, даже если речь явно шла о бытовых вещах или об урожае картошки.

Совершая очередную попытку сконцентрироваться, я обратила внимание, что не у меня не одной возникает интерес к литературным предпочтениям соседей на этом полном впечатлений экспресс-маршруте. Чтобы хоть как-то напомнить своему организму, что такое физическая нагрузка, я взялась читать стоя в коридоре, четно пытаясь при этом сохранить равновесие и сконцентрироваться на немаловажной детали постижения дзен. Не только равновесие давалось мне с трудом – концентрация напрочь улетучивалась, когда я уже в который раз замечала любопытные взгляды верующих молодых людей на моей оранжевой обложке с маленьким пузатеньким Буддой.

Дискуссия продолжалась – название моей книжки удачно прочитано, повторено вслух несколько раз для тех, кто плохо видит, и, казалось бы, на этом интерес по сценарию должен иссякнуть. Напрасно я пыталась вновь углубиться в чтение – снисходительные взгляды из узкого дверного проема были уставлены где-то между моей душонкой и маленьким Буддой. Именно такой взгляд сквозь тучи лично я себе иногда представляю, когда делаю что-то, чем я скорее всего не буду гордиться: “Ну какая же ты глупая маленькая девочка!” – при этом так совсем чуть-чуть, почти незаметно улыбается – как будто говорит: “Я прощаю тебя!”. Такое впечатление, что я это прощение у кого-то просила. А может я вовсе от рук отбилась и считаю что мои поступки, слова и мысли – это в полной мере и исключительно моя юрисдикция?

Консилиум еще раз невербально посочувствовал заблудшей слишком далеко на восток овечке – добрыми и даже влажными глазами в последний раз окинул взглядом сравнительно маленькую книжицу в моих руках, и с новой волной энтузиазма принялся прогнозировать возрастающий интерес к церкви в связи с последними событиями.

Когда мой чемодан прокатился мимо вооруженного наряда милиции, который выборочно проверял подозрительных пассажиров поезда, прибывшего с оккупированной территории (в том числе и нашего опрятного в меру упитанного соседа по купе!), я подумала: почему, когда я вижу, что приличные молодые люди, с преимущественно грамотной речью и намеком на спортивное телосложение читают в поезде Библию, мне это, возможно, на секунду и кажется необычным – но я же не шарахаюсь, мне их не жалко и я не считаю их сектантами, которые скорее всего занимаются чем-то странным.

Пускай он хоть 250 раз в день благословляет в конце телефонного разговора всех, в том числе и торговых агентов; если хотя-бы одно такое пожелание сбудется – уже день не зря прожил! Хотя, откровенно говоря, мне всегда казалось, что благословлять – это удел… сама не знаю, кого. Так вот, если человек воспитанный и ведет себя в социуме подобающе, когда может даже показаться, что мистер икс уважает случайных встречных или попутчиков – ради Бога (ну вот – без Него никак) – Библия, Коран да хоть брошюры «Ссвидетелей Иеговы»! Человек в праве выбирать профессию, круг общения, музыку, литературу – ровно как и то, во что верить, и что читать, чтобы эту веру сделать для себя более доступной.

И тут у меня возникает закономерный вопрос: почему я могу быть благодарна (кому угодно) тому, что мне довелось ехать 30 часов в поезде с приятными людьми, которые читают Библию, а приятным людям, которые читают Библию, ничего не оставалось, как пожалеть меня сошедшую с пути истинного где-то в направлении Японии, пусть даже интереса ради? Я уверена: искать наполнения внутри себя – процесс намного более трудоемкий, нежели это наполнения черпать снаружи! Бояться испепеляющей лавы и надеется на лучик надежды, что светит сквозь ворота сами знаете кого? Нам всем свойственно ошибаться, но как объяснить целесообразность процесса, когда человек снова и снова просит прощение за то, что непременно сделает еще много раз?

Жизнь человека мыслящего – это постоянный контакт с новым и неизведанным – новая работа, путешествие, книжка или забытая на скамейке незнакомцем вчерашняя газета – всё это является источником информации, которая подтвердит или опровергнет то, что мы привыкли считать общепринятой нормой, истиной или заблуждением – будь то поиски имени Вашего Бога, или улучшенной моделью блендера, который не ломается, если им крошить лед.

Будь то Господь Бог, Аллах, Будда, Кришна или Дарвинизм – кто или что бы это не было, но оно нам дало очень ценный инструмент которым нужно обязательно пользоваться как можно чаще – мозг нам дарован как многофункциональный комбайн, который может делать целую кучу полезных и даже необходимых вещей – как, например, православному христианину злиться на автора этой статьи или научиться жонглировать тремя апельсинами? Но есть две функции, про которые ни в коем случае забывать нельзя – это сбор и анализ информации – ведь когда мозг работает исключительно в режиме сбора и к тому же без надлежащей сортировки на входе – кем бы ни был Ваш Бог, ему бы было за вас стыдно.

Эта юмористически-развлекательная статья о дзен, боге и гаджетах родилась у меня в голове за те бесконечные 15 минут, когда мне не удавалось обогнать грузовик который твердил, что Бог хороший моим уставшим глазам. И когда наконец-то произошло чудо (источником которого скорее всего был светофор – хотя просила я не у него), и мне посчастливилось обогнать надоевший транспорт, я почувствовала колоссальное облегчение и приток радости – но не просто от понимания того, что сейчас я смогу ехать вдвое быстрее, а как когда ты, к примеру, ставишь на стол готовый, очень важный, но самый нудный за всю историю университета проект, или после недели позора наконец-то понимаешь, как сделать незамысловатую картинку в фотошопе, ну или когда после бесконечного количества неудач у тебя наконец-то получается жонглировать тремя апельсинами!

Чувство это, как и всякая эйфория, быстро улетучилось в открытое окно, и я поняла, что за этим грузовиком будут ехать сотни машин – кто-то после удачного дня согласится, что Бог действительно хороший, кто-то и вовсе не заметит надписи, а возможно кто-то будет спешить в плохую погоду с низкой видимостью, разглядев синюю надпись на белом фоне крикнет в небо недоброжелательное замечание о погоде или вовсе усомнится в том, что там есть кому кричать.

Однако правда в том, что вереница машин за грузовиком никогда не кончиться – как очередь к банкомату в конце месяца. И пока поверх синей надписи не появиться наклейка нового бренда – машины позади будут читать, что Бог хороший…

Анастасия Палько, Generation UA