womenadvisor.ru
robertpattinsonunlimited.com

Андрей Окара: «Главное — не потеряться на крутом вираже истории»

Российский политолог о перспективах и рисках российско-азербайджанских отношений, армянской диаспоре и цене победы Хиллари Клинтон на выборах в США — в интервью азербайджанскому изданию «Day.Az»

— Как вы оцениваете российско-азербайджанские отношения, и каковы перспективы их развития? Что вы можете сказать об отношениях обеих стран?

— Российско-азербайджанские отношения имеют ярко выраженный ассиметричный характер, при этом каждая из сторон пытается решить свои проблемы. России от Азербайджана необходимо: следование страны в фарватере прокремлевского курса на постсоветском пространстве, неучастие в объединениях типа ГУАМ, нестроительство «Южного газового коридора», отсутствие прямых и эффективных отношений с США, пророссийская позиция в отношениях с Турцией и Ираном, возможно в перспективе — вступление в Евразийский Союз. Азербайджану от России нужно прежде всего: понимание, а также моральная, политическая и прочая поддержка в армяно-азербайджанском конфликте, неподдержка Армении, беспрепятственный выход азербайджанской продукции на российский рынок, лояльное отношение к гражданам Азербайджана, живущим и работающим на территории РФ.

Стоит помнить, что Россия обладает критической массой («контрольным пакетом политических акций») для управления армяно-азербайджанским конфликтом. Ну а Азербайджан обладает достаточно важным для России потенциалом отношений с Турцией, с которой есть культурная и этническая близость, и с Ираном, с которым есть религиозная и историческая близость.

—  Президент Азербайджана Ильхам Алиев в недавнем интервью МИА «Россия сегодня» не исключил теоретического вступления страны в ЕАЭС. На ваш взгляд, чем российский интеграционный проект может быть привлекательным для Азербайджана?

— Не думаю, что для Азербайджана в среднесрочной и долгосрочной перспективе может быть интересна перспектива вступления в ЕАЭС. Но это интересно для России — не столько в экономическом, сколько в политическом отношении. Поэтому подобное заявление Президента Азербайджана можно рассматривать как политический комплимент руководству России — накануне важных переговоров. Если тема о гипотетическом вступлении Азербайджана в ЕАЭС в ближайшие месяцы получит дальнейшее развитие, значит, о ней можно говорить как о чем-то большем, чем просто о комплименте. Но я сомневаюсь, что получит.

—  Как вы оцениваете посредническую роль России в процессе карабахского урегулирования?

— Россия обладает критической массой для управления армяно-азербайджанским конфликтом, а после подписания в 2008 году Майендорфской декларации наша страна взяла на себя международно-правовые обязательства — в качестве главного модератора переговоров между Баку и Ереваном. Но однозначно стать на сторону одной из противоборствующих сторон — означает для России потерять другую.

Я не думаю, что армяно-азербайджанский конфликт возможно разрешить в обозримом будущем. В следующем году ему исполнится 30 лет. Но разве за это время наметилась хоть какая-то перспектива его разрешения? Мы хорошо помним политический контекст вооруженного обострения в апреле этого года, унесшего жизни более 100 человек (с обеих сторон).

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха можно рассматривать как одну из важнейших «точек входа» России в Южный Кавказ. Его можно сравнить с конфликтами в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и на Донбассе. Такие замороженные, вялотекущие и иногда просыпающиеся конфликты помогают решать руководству РФ важнейшие геополитические проблемы, связанные с их субъективными представлениями о суверенитете РФ и сгущении внешних угроз, а также предоставляют политический инструментарий для удержания этих стран в орбите российского влияния.

Следовало бы также отметить особую роль выходцев из Армении и просто людей армянского происхождения (начиная с министра иностранных дел и главредов некоторых влиятельных российских СМИ) в той информационной войне, которую приходится вести России — как в Украине, так и на международной арене. Отдельная тема — внутрироссийская пропаганда: включите любое политическое ток-шоу на любом из российских федеральных каналов и посчитайте количество людей с армянскими корнями! Подозреваю, что можно даже говорить о некоем неформальном пакте между Кремлем и армянской диаспорой. В чем-то похожую ситуацию можно наблюдать в Украине — но уже с выходцами из Грузии: вот Саакашвили, к примеру, глава госадминистрации Одесской области, покойный Каха Бендукидзе рассматривался как кандидат в премьер-министры этой страны.

Кстати, я не думаю, что Ереван в восторге от подобного положения дел. Армения — заложница всей этой сложной ситуации. У нее сейчас нет иных союзников — кроме Кремля и армянской диаспоры. Если бы президентом Грузии был бы, скажем, тот же Саакашвили, возможно он попытался бы выстроить какой-то стратегический грузинско-армянский союз. Но ничего подобного нет и не предвидится.

— Американо-российское противостояние наблюдается повсюду — и в регионе Ближнего Востока, и в Азии, и в Европе, и даже в Латинской Америке. США удалось создать недружественный «санитарный кордон» в Восточной Европе. Как вы думаете, как долго прибалтийские страны, а также Польша, Румыния будут отстаивать проамериканскую позицию? Есть ли какая-та надежда, что в ближайшем будущем ситуация может улучшиться в пользу России?

— Я думаю, что этот «санитарный кордон», созданный США и их «марионетками» — чтобы умалить суверенитет и внешнеполитические интересы России, существует прежде всего в сознании части российской политической элиты и в виртуальном пространстве, смоделированном российским телевидением. К сожалению, превратная, неточная, иногда неадекватная оценка политических процессов, происходящих в окрестностях России (прежде всего это относится к двум последним украинским революциям), ведет к принятию рисковых решений, которые, в итоге, ослабляют Россию, маргинализируют ее на международной арене, радикально усиливают конфронтацию с Западом (вплоть до «расчехления» темы о «радиоактивном пепле»), а теперь, после вступления страны в сирийскую войну, создают еще и колоссальную угрозу конфронтации со всем исламским миром. И чем дальше — тем риски для России становятся всё выше и выше.

Ну и я не думаю, что Польша, Румыния и другие страны Центральной и Восточной Европы, а тем более западноевропейские Германия или Франция, отстаивают проамериканскую позицию. Просто все эти страны, включая и сами США, вполне искренне опасаются российского ядерного потенциала, а также того факта, что постепенно в политическом и информационном пространстве ослабляется табу на его применение.

—  Предвыборная кампания в США подходит к финишу, и уже буквально через неделю станет известно, кто из двух кандидатов — Клинтон или Трамп — станет новым хозяином Белого дома. Удовлетворены ли вы ходом выборов в США? Имели место нарушения во время голосования?

— Я не являюсь гражданином США, поэтому не имею возможности голосовать на выборах американского президента. Но, если посмотреть российские телеканалы, можно решить, что Россия стала частью США, поскольку наших граждан активно призывают голосовать за Трампа.

Думаю, что эти выборы выявили глубокий кризис, в котором пребывает политическая система США. Сейчас политические аналитики озабочены даже не тем, кто именно победит на выборах, сколько тем, не пойдет ли американская политическая система вразнос, поздравит ли проигравший кандидат победившего с победой — что является частью их политического ритуала. В советском искусстве соцреализма хорошее боролось с еще лучшим. На нынешних американских выборах плохое борется с ужасным: «американский Жириновский» и откровенный популист против соучредителя Фонда Клинтонов, который решение внешнеполитических вопросов превратил в доходный бизнес. Для США, думаю, «оба хуже».

В России же доминирует точка зрения, что Трамп — «свой парень», что с ним будет проще договориться, что он пойдет на уступки по Сирии, не станет поддерживать Украину в российско-украинском конфликте (или будет скрыто саботировать эту поддержку — как это делает Обама). Считается, что он сосредоточится на внутренних проблемах США, а потому согласится считать Украину и все остальные бывшие советские республики, включая Азербайджан, но исключая страны Балтии, ставшие членами ЕС и НАТО, — зоной приоритетных российских интересов.

Хотя вспомню, что еще несколько лет назад, во время первого срока Обамы, российский премьер-министр Путин очень даже неплохо находил общий язык по широкому кругу вопросов с американским госсекретарем Хиллари Клинтон.

Удивительно, но Россия, президент Путин и некие анонимные российские хакеры стали реальным фактором этих выборов — за Трампа и против Хиллари. Более того, на американских выборах сыграло даже российско-украинское противостояние: депутат Верховной Рады Украины и политический журналист Сергей Лещенко обнародовал документы о коррумпированности известного американского политтехнолога Пола Манафорта, работавшего в свое время у Януковича, а теперь — возглавлявшего штаб Трампа. Результат: Манафорт ушел из кампании Трампа, и это был реальный и ощутимый удар по ней.

Полагаю, что шансов стать президентом больше у Хиллари, но если штаб Трампа сумеет раскрутить на последней неделе очередной скандал с перепиской Клинтон, а также — если сумеет мобилизовать люмпенско-маргинальный электорат, который обычно не ходит на выборы и которому ментально ближе Трамп, то исход выборов может оказаться иным (а этот электорат оценивается до 10 млн. голосов).

— Некоторые СМИ пишут, что если победит Трамп, то в отношениях России и США могут произойти определенные положительные подвижки. А у вас какая точка зрения?

— Думаю, что победа Трампа станет колоссальным ударом по американской политической системе. Вопрос будет заключаться в том — сумеет ли она устоять, ведь даже верхушка Республиканской партии в ужасе от своего кандидата. Хотя, не исключено, сам Трамп быстро станет иным человеком — волне форматным, адекватным, способным принимать рационально обоснованные решения. От его якобы пророссийских заявлений очень скоро может ничего не остаться. Также надо помнить, что полномочия президента в США скромнее тех, что есть у российского или азербайджанского президентов — в Америке не персоналистский режим, всё решают политические институты и консенсус элит. Ну а если Трамп не изменится, останется в нынешнем образе, не исключаю, что Палата представителей и Сенат могут устроить ему импичмент.

Как бы то ни было, можно констатировать, что нам довелось жить в крайне интересное и рисковое время — когда буквально на наших глазах меняются исторические эпохи, и «конец истории», о котором еще недавно говорили всерьез, вдруг обернулся ее многократным турбулентным ускорением и усложнением. Главное — не потеряться!

Беседовал Сеймур Мамедов, Day.Az